Под мерный перестук колёс Максим стоял в тамбуре вагона и с ностальгией смотрел на такие знакомые места. Поезд уже подъезжал к родному городу. Скоро мост через речку. Чуть дальше речной пляж. Пляж, на котором он познакомился с Викторией. Стоп. Не вспоминать. Забыть. 
Ещё минут десять и будет вокзал. Три года из своих двадцати восьми он не был дома. Бросил всё. Карьеру успешного юриста, квартиру и даже сменил номер телефона. Плюнул на всё и подался на север, простым разнорабочим на буровые установки. За год повысили до мастера. Так и работал, пока не понял, что голова уже не так часто вспоминает Вику, и сердце уже не рвётся на части. Тогда и решил вернуться. Вернутся и как то устроить свою жизнь. Отпускать не хотели, заманивали замом начальника буровой установки. Уехал.

Квартира встретила тишиной и слоем пыли. Интересно, пыль то откуда? Закрыто же всё наглухо. Эйнштейн наверняка ошибся. Уж в отношении пыли точно. Она не сохраняется, она умножается. 
Из планов на сегодня, были только продукты и провайдеру за интернет. За эти три года Макс, так и ни разу не проверил свою почту. Пора воскресать. 
Из еды дома был только кофе. Решил выпить и поставил на плиту джезву. Вскоре по кухне поплыл аромат кофе, а память не выдержала и прорвала так старательно выстроенные заслоны и хлынула воспоминаниями…
Было лето, воскресенье, Максим с приятелями только вылезли из воды и открыли холодное пиво, когда ему в голову с немаленькой силой попало волейбольным мячом. А за мячом пришла Она. Стройная, высокая блонда с зелёными глазами. Увидев глаза Максим, понял, что всё, финиш, без них жизнь уже станет пустой, бессмысленной. 
Встречи. Цветы. Красивые ухаживания. И вот они вместе. И понимание, что с этим человеком он готов прожить всю жизнь. И три года счастья. 
Был конец месяца, у него три сложных процесса с госструктурами, у неё квартальный отчёт. Все на нервах. Простая бытовая ссора переросла в непонятно что. Вика забрала свои вещи из его квартиры. Он не выдержал и позвонил ей. Но мобильный не отвечал, был выключен. Как был выключен и следующие три дня. А на домашний отвечала её мама, и Вики постоянно не было дома. Как он понял – для него не было. А апогеем стала весть от мамы, что дочь уже встречается с парнем, и что бы Макс исчез. Добила Макса подруга Вики, с которой он пересёкся в налоговой. У неё есть другой, сказала подруга. И с этими словами внутри у Максима вдруг, что-то умерло. Что-то, что занимало большую часть его.
Супермаркет стоял на своём месте. 
Когда в одном из проходов Макс остановил тележку и начал сверять список закупок его в спину легко толкнули, и оборачиваясь услышал: - Извините. 
Максим опешил. Вика. Виктория. Оторопела и она. А затем из её глаз, из её дивных зелёных глаз полились слёзы. А она в тот же миг бросилась ему на шею, шепча: - Ты где был. Ты гад, сволочь, где был всё это время. Три года я тебя искала, любимый.
И с каждым следующим звуком её голоса Макс понимал, что никогда не переставал любить свою половинку, свою Викторию, свою победу. И он принял единственно правильное, в этой ситуации решение. Он обнял в ответ Вику. Обнял, что бы больше никогда в жизни её не отпускать. 
А что же произошло на самом деле, спросите Вы? Зависть подруги. Чёрная зависть к чужому счастью. Узнав, что та поссорилась с Максом, подруга наплела Викиной маме о другом парне, и выбросила её телефон. А пока Вика восстанавливала свой номер, и так сказать обижалась, Макс просто исчез. А она искала и ждала только его. Три года. Искала, ждала и хранила верность.
А ещё три года спустя Макс всё так же обнимал, не отпуская, уже двух девушек – свою жену Вику и свою зеленоглазую дочурку Веронику.