Если бы еще солнце так сильно не жарило. Это был не просто жаркий день, было невыносимо даже дышать. Я сидела около фонтана и солнце просто впивалось в кожу. Ждать оставалось еще более двух часов, а деваться было некуда. Я прислушалась к бурчанию в животе и решила, что неплохо было бы что-то перекусить, как надо мной вдруг образовалась какая-то тень. 
- Чего бы тебе не спрятаться куда-то? – прозвучало где-то вблизи, и я удивленно обернулась.
- Может мне и здесь хорошо. 
Не знаю, зачем я это сказала. Не зря же мама мне всегда говорит, что у меня врожденное упрямство. 


- Но ты же сгоришь, - надо мной стоял темноволосый парень, лет 25. 
Еще через пару секунд он уже сидел возле меня и морщился от солнечных лучей. У него были приятные серые глаза, и он еле сдерживался, чтобы не улыбнуться. Что-то мне припомнилось в этой улыбке. В недоумении я отвернулась, но, почему-то не ушла. 
Когда я снова на него посмотрела, парень смотрел на меня и уже улыбался вовсю.
- Я знал, что ты меня не узнаешь.
Эти слова вообще выбили меня из колеи, и я забыла воображать гордую неприступность.
- Мы знакомы?
Как только я это сказала, у меня перед глазами возник летний лагерь. Я была там лет 10 назад, а то и больше. И там был забавный мальчишка с серыми глазами. И эта улыбка. Вот почему она показалась мне знакомой. 
- Вова? – удивленно сказала я, а он заулыбался еще шире.
Только улыбка и глаза у него остались прежними. Мальчишескими. А вот во всем остальном он полностью изменился. Где и подевался тот щуплый ребенок. Как и мне, ему должно было быть 22 года. Он был рослым, широкоплечим молодым человеком. 
Оказалось, что он, как и я, приехал поступать в университет на магистратуру. В тот же университет. И, как и я, сейчас ждет результата собеседования. Он узнал меня, как только увидел (это же нужно было иметь такую память – кажется мне, я тоже за эти годы изрядно изменилась). 
Вова предложил сходить в кафе что-то перекусить, и я согласилась. 
В ближайшем Макдональдсе мы заказали картошку фри и пару чизбургеров. За едой мы говорили, смеялись и снова говорили. У меня было такое ощущение, что возле появился кто-то близкий, который долгое время где-то пропадал.
Оказалось, что практически сразу после приезда с лагеря у Вовы умер отец. Ему пришлось помогать маме. Из-за этого в университете перевелся на заочное, заодно работал. Учился почти всегда по ночам, в универ приезжал только для того, чтобы сдавать экзамены. Выучился на программиста, однако тяжелый труд дал свои плоды. Теперь он признанный программист, у него своя небольшая компания. Денег хватает и ему, и маме. Теперь можно сосредоточиться на учебе, уделить время личной жизни.
В этот момент мне в лицо почему-то хлынула кровь, и я ужасно покраснела. Чтобы это скрыть, я посмотрела на часы и чуть не подскочила на кресле.
- Уже пора. Через 15 минут будут оглашать результаты.
Я совалась на ноги, однако Вова не спеша допивал сок и только после этого встал. 
- Я на машине, успеем.
И правда, на оглашение результатов нам еще пришлось ждать минут пять. Когда вошла профессорша для оглашения списка поступивших, я не поняла, как схватила Вову за руку и крепко сжала. Вова был одним из первых в перечне. Он только спокойно мне улыбнулся, когда назвали его имя. А вот когда прозвучала моя фамилия, я не сдержалась и прыгнула ему на шею. 
Через несколько секунд я поняла, что вешаюсь на шею почти незнакомому человеку. Захотела отстраниться, но почувствовала, что его руки меня не отпускают. Решительно посмотрела в его мягкие серые глаза и увидела там ту же мальчишескую улыбку. 
Мой человек вернулся, и он больше не хотел уходить.