- Это первый Новый год здесь, - сказала Маша Керен и грустно вздохнула. - Совсем не представляю, как можно отмечать такой праздник на чужбине.
- Это же не чужбина для тебя теперь, - пожала плечами Керен. - Привыкай. Тут много русских, сходи к кому-нибудь. Наверняка, кто-то будет отмечать.
Маша только еще раз тяжело вздохнула. Вот уже полгода она живет в Израиле, стране, где не бывает минусовой температуры, а дни, когда выпадает снег, случаются раз в несколько лет и считаются для школьников выходными.
- А когда твой Сэргэй приезжает? - спросила Керен. Для ивритоязычных людей, произношение имени “Сергей” давалось с большим трудом.
- Он хотел приехать еще неделю назад, - ответила Маша. - Но ему пришлось в России задержаться еще на пару недель.


Сергей был ее мужем. Вот уже полгода она видела его только на экране монитора, во время ежедневных “скайп-свиданий”, как они это в шутку называли. Разлука давалась обоим очень тяжело, но другого выхода у пары просто не было.
Когда перед прошлым Новым годом они приняли решение о переезде в Израиль, то сразу договорились, что Маша, хорошо владеющая языком и владеющая востребованной там профессией, поедет первой. А Сергей задержится на полгода, чтобы завершить продажу дома, где они жили в России, бизнеса, которым вместе раньше занимались и прочими делами.
Они условились, что, что бы ни произошло, в Новый год они непременно будут вместе. Но вот праздник уже сегодня ночью, а мужа все нет. Неделю назад он позвонил ей и сказал, что окончательное подписание бумаг по продаже бизнеса затягивается. Покупатель уже перевел деньги, но вот последнюю, самую главную подпись, он сможет поставить не позже 12 января, когда вернется из командировки в Египет.
Маша попрощалась со своей израильской подругой и неспешно пошла домой. Идти по улицам Тель-Авива 31 декабря, для человека, всю жизнь прожившего в России, очень странно. И дело не в том, что ты вокруг довольно тепло. В Израиле этот праздник не отмечают. Не отмечают и Рождество. Поэтому 1 января - рабочий день, а вокруг нет ни ёлок, ни гирлянд.
Новогоднего настроения у Маши не было. Ее переполняла грусть от разлуки с любимым и чувство страшного одиночества. Казалось, что весь этот мир просто посмеивается над ней.
Зайдя в свою маленькую квартирку в южном Тель-Авиве, Маша села за стол и постаралась взять себя в руки.
- Ну что ты расквасилась? - сказала она самой себе. - Да, такие обстоятельства. Ты же знаешь, что Сережа тебя очень любит. И он не хотел бы, чтобы ты так грустила.
Он и сам ей об этом сказал вчера, когда она, заливая слезами ноутбук, рассказывала как ей одиноко.
- Так получается, но это не повод грустить, - сказал он ей. - Это ведь твой первый Новый год в другой стране! Постарайся поверить в сказку праздника. И кто знает, вдруг чудо и в самом деле случиться.
Они еще долго разговаривали, а потом договорились, что ровно в полночь по московскому времени, когда в Кремле будут бить куранты, они созвонятся. И пробудут вместе хотя бы час, пока полночь не придет в Тель-Авив.
Маша встала со стула и заставила себя собраться. Сережа хотел, чтобы она подготовилась так, будто это их совместный праздник. И поверить в чудо Нового года. Значит, нужно так и сделать.
Девушка сходила на рынок, где купила кучу овощей и фруктов, чтобы приготовить праздничный ужин. По дороге домой, взяла в русском магазине бутылку Советского шампанского и небольшую елочку, чтобы поставить на столе. Не удержалась и приобрела еще немного мишуры, чтобы украсить комнату.
Вернувшись, Маша нашла в интернете песню “Happy New Year” группы ABBA, которую они всегда с мужем включали, готовя свою российскую квартиру к Новому году. От всех этих приготовлений настроение девушки сильно улучшилось. Ей уже казалось, что праздник приходит в и этот израильский дом.
Маша развесила мишуру, вытащила в центр комнаты свой письменный стол и поставила по центру ёлочку. Новогоднего настроения стало больше, и девушка приступила к готовке.
Часы показывали 22:00 по иерусалимскому времени, значит, до боя курантов в Москве оставался всего час. Маша закончила накрывать на стол и принялась одеваться. Ей уже казалось, что она не будет отмечать праздник одна. Даже стол зачем-то накрыла на две персоны.
Девушка надела свое лучшее платье, из тех, что привезла с собой, налила бокал шампанского и села за стол. На коленях у нее был ноутбук с открытым Скайпом, куда вот-вот должен был позвонить Сережа. По комнату разносилась новогодняя музыка. Все было готово.
Специально установленный на телефоне таймер подал сигнал. Это означало, что до боя кремлевских курантов оставалось всего 10 минут. Вот-вот должен раздаться звонок от мужа.
Но звонка не было. Он не позвонил ни за 10 минут, ни в тот момент, когда начала праздновать Москва, ни через 10 минут после. Маша отложила ноутбук и начала нервно ходить по комнате.
Что происходит? Почему он не звонит? Они ведь договаривались... А может быть, что-то случилось? Может быть, с ним что-то страшное? И он просто не может позвонить, потому что сейчас в больнице? Или может быть даже…
Девушка упала на кровать и горько заплакала. До наступления Нового года в Израиле оставалось всего 15 минут.
Вдруг в дверь постучали.
- Наверное, кто-то из соседей, - подумала Маша, а вслух, сквозь слезы прокричала на иврите. - Уходите! Я не в настроении.
Но стук продолжался. С той стороны двери, кто-то назвал ее имя. Назвал по-русски, причем каким-то удивительно знакомым голосом. Знакомым и родным…
Маша тут же вскочила и подбежала к двери. Плохо осознавая, как она сейчас выглядит в нарядном платье, с потекшей от слез косметикой, она открыла дверь. И тут сердце ее запело невероятную песнь счастья, гимн любви. На пороге стоял ее муж.
- Маленькая моя, хорошая, - сказал Сергей. - Я хотел сделать тебе сюрприз. Прости, что заставил так переживать.
Она бросила к нему на шею. Он, оставив свои сумки прямо в коридоре, поднял ее и занес в комнату.
- Но как? Как? - сквозь слезы повторяла она.
- Я понял, что не смогу встретить Новый год без тебя, - ответил Сергей, на глазах которого тоже появились слезы. - После нашего вчерашнего разговора, я собрал вещи и купил билет в Египет. Там нашел нашего покупателя, подписал бумаги и сразу же взял билет в Тель-Авив.
Они долго обнимались и вместе плакали. Нет момента более интимного и счастливого, чем тот час, когда два любящих сердца вновь встречаются после долгой разлуки.
Запищал таймер на телефоне Сергея. Он нежно поцеловал Машу и на ушко шепнул:
- С Новым годом!