Последнее время отношения между Таней и Мишей рушились прямо на глазах. Они всё чаще ругались, легче прощались друг с другом на временные разлуки, и реже говорили о будущем. Некогда горячая страсть растаяла под гнётом совместной жизни и тяжёлого быта, а регулярные командировки Михаила лишь подливали масло в огонь недопонимания. Вот и на этот раз утро началось со скандала.
- " Ты не понимаешь, что это моя работа и я делаю это для нас! " - кричал Миша, объясняя причину очередного отъезда.
- " Миша, новый год впереди! " - чуть не плача отвечала ему Таня - " Это семейный праздник, а мы вроде бы семья, как никак, а ты хочешь оставить меня одну. "
- " Это всего лишь на три дня. " - пытаясь успокоиться, сказал парень - " Я прилечу второго января. Максимум третьего. Ну пригласи своих подруг, мать, не знаю. Не могу же я уволиться из-за твоих капризов! "


Девушка лишь грустно вздохнула в ответ, понимая, что диалог зашёл в тупик и ушла в комнату перебирать старые вещи. Миша закурил, смотря в окно и нервно застучал пальцами по подоконнику. Он знал, что Таня обиделась на него, но гордость не позволяла пойти на примирение первым. Тем более, он откровенно не понимал, как его девушка не осознаёт, что работа превыше всего и если бы не его бесконечные командировки, они бы жили намного хуже. Это на его труду держится вся их семья и недооценивать подобный вклад - глупо.
До самолёта было ещё три часа, но Миша не хотел больше оставаться в этой атмосфере взаимных претензий и, сложив чемодан, вышел из квартиры.
Таня слышала, как громко хлопнула дверь, как шумел лифт в подъезде и на сердце девушки стало невыносимо больно. Теперь ей предстоял выбор: либо пригласить на праздник родных и друзей, и всю ночь выслушивать их советы и нравоучения, либо оставаться одной в новый год. Девушка заплакала в подушку от горечи и обиды.
Утром 31-го декабря Таня окончательно решила, что лучше ей остаться одной, чем терпеть осуждение подруг на праздник. Она даже немного приободрилась, найдя в шкафу своё старое красное платье. В этом платье она с Мишей впервые пошла на свидание. Тогда было лето, шумели городские фонтаны, а по набережной гуляли молодые парочки. Казалось, с тех пор прошла целая вечность. Вечность, которая построила непробиваемую стену между любящими друг друга людьми.
Таня с улыбкой вспоминала, как Миша впервые подарил ей букет белых роз, а она смеялась в ответ, говоря, что любит ромашки. В тот же вечер парень пришёл к ее дому и, стесняясь родителей девушки, постучал в дверь, оставив на пороге корзину с большими белыми ромашками. А потом всё закружилось, словно в водовороте. 
- " Что с нами стало ... " - подумала вслух Таня, но в тот же момент отогнала от себя грустные мысли и пошла на кухню готовить салаты.
Она, конечно, понимала, что занимается ерундой и большинство из пищи в итоге будет отправлено в мусорный бак, так как одна она такого количества не съест, но ей было просто необходимо отвлечь себя от мыслей о Мише.
А тот ни звонил, ни писал. Впервые за всё время его командировок, Миша не сообщил о прилёте, о заселении в отель и вообще никак не связался со своей любимой. Но Таня не испытывала ни грамма злости на него. Она знала, что Миша гордый человек, что всё с ним наверняка хорошо и ему просто нужно время, чтобы остыть. 
Но Миша не позвонил ни днём, ни вечером. Приближалась полночь, а от него не было никаких вестей. Девушка уже начала было волноваться, но тут же решила, что раз от любимого человека нет ничего, то это сугубо его личный выбор. 
- " Видимо это конец, " - подумала девушка, сидя у накрытого праздничного стола. По телевизору пели какие-то ряженые артисты, с улицы раздавался шум взрывающихся фейерверков, а Таня сидела, смотря в одну точку. В своих мыслях она даже не заметила, как прозвучали куранты и наступил новый год. И лишь стук в дверь пробудил девушку. 
Она встала из-за стола, находясь как в тумане, прошла в коридор, отперла замок и ахнула от неожиданности.
На пороге стояла корзина с большими белыми ромашками.